Мир - вашему дому, покой - вашей душе!


ДАГЕСТАНСКИЕ ПИСАТЕЛИ В 30-е ГОДЫ

В последнее время появляется немало материалов, посвященных взаимоотношениям дагестанских писателей в середине 30-х годов, когда маховик репрессий в стране набирал обороты. Творческая интеллигенция никогда и нигде не отличалась беспристрастным и ровным отношением к своим "собратьям по цеху", тем более в условиях Дагестана того времени, где эта многонациональная интеллигенция только-только зарождалась, да еще и в условиях, когда доносительство и поиск врагов было возведено в ранг государственной политики, эти взаимоотношения иногда принимали уродливую форму. Но и в той обстановке были писатели, которые не поддались всеобщему психозу и не запятнали себя ничем. К примеру, Сулейман Стальский. Когда Г. Гаджибеков от имени "подписантов" обратился к нему за подписью под "Письмом коммунистов-писателей в ЦК ВКП(б)" (приводится внизу), он ответил: "Не дело это. Эфенди мне как родной сын". Этот ответ старого мудрого поэта я отсылаю уважаемому М. Дургичилову, который недавно в своем блоге взялся было ревизировать отношения Стальского и Капиева, ссылаясь на нигде не зафиксированные слова Н. Капиевой, которые она по секрету сказала когда-то этому молодому тогда блогеру. С какой стати, спрашивается?...

Письмо  коммунистов,  членов  СП  Дагестана
в  ЦК  ВКП(б),  Северо-Кавказский  крайком
и  редакции  центральных  газет. 

Сентябрь  1935  г. 

ЦК  ВКП(б)  -  тов.  Щербакову  Крайком  ВКП(б)–  Культпроп  тов.  Семякину  Редакторам  газет:  «Правда",  «Известия",  «Литературная  газета",  «Северо–  Кавказский  Большевик",  «Дагестанская  правда". 

Дорогие  товарищи!
Дагестанские  народы,  большинство  которых  до  Октябрьской  революции  не  имели  ни  своей  письменности,  ни  печатной  художественной  литературы,  ни  театра  и  развитого  изобразительного  искусства,  призванные  к  жизни  ленинско–  сталинской  форме  и  социалистических  по  содержанию  культур,  в  частности,  художественной  литературы. 
В  особенности  большие  достижения  на  литературном  фронте  мы  имеем  за  период  нового  руководства  Дагобкома  ВКП(б).  За  этот  период,  наряду  с  особенно  выдвинувшимся  при  активной  помощи  Дагобкома  партии  поэтами  Дагестана,  как  известные  Сулейман  Стальский,  Цадаса  Гамзат,  Абдула  Магомедов,  воспевшими  победоносное  шествие  социалистического  строительства,  в  частности,  в  Дагестане,  растут  сотни  и  сотни  молодых  кадров  поэтов  и  писателей. 
Художественная  литература  на  национальных  языках  становится  достоянием  широчайших  слоев  трудящихся  масс  нашей  республики,  подтверждением  чего  является  небывалый  в  истории  Дагестана  интерес  к  литературе  и  движение  в  народных  массах  в  связи  с  работами  первого  Всесоюзного  съезда  советских  писателей  и  в  особенности  встречи  с  Максимом  Горьким  старейших  наших  поэтов  Дагестана–  делегатов  съезда  Сулеймана  Стальского  и  других,  ездивших  по  районам  республики  с  отчетами  о  работе  съезда. 
За  рост  национальной  культуры  говорит  также  и  наша  творческая  продукция:  если  в  1933  году  было  издано  всего  во–  семь  названий  в  количестве  23,  6  печатных  листов,  то  в  1934  году  издано  91  название  в  количестве  261,  03  печатных  листа,  а  также  в  текущем  году  по  плану  издательства  должно  быть  издано–  154  названия  в  467  печатных  листов. 
Мы  приступили  к  осуществлению  решения  Дагобкома  от  19  ноября  за  №  "О  переводе  классиков  и  советских  писателей  братских  народов  СССР  на  национальные  языки  Дагестана,  что  несомненно  послужит  большим  толчком  для  дальнейшего  развития  Дагестанских  национальных  литератур  к  овладению  опытом  литератур  братских  народов  и  усиления  интернационального  воспитания. 
Эти  успехи  достигнуты  благодаря  правильному  осуществлению  исторического  решения  ЦК  ВКП(б)  от  23  апреля  1933  года  "О  перестройке  литературно– художественных  организации"  и  повседневному  большевистскому  руководству  обкома  партии.  Указанные  достижения  завоеваны  нами  в  ожесточенной  борьбе  с  классовыми  врагами  на  фронте  литературы  и  искусства  скользучими  уклонами  от  линии  партии  в  национальном  вопросе  в  сторону  великодержавного  шовинизма,  пантюркизма  и  местного  национализма. 
Поэтому  мы  крайне  удивлены,  когда  на  страницах  "Известий"  прочли  статью  Амшинского  "Разговор  по  душам",  совершенно  искажающую  существо  и  содержание  беседы  Самурского  с  писателями  Дагестана. 
Амшинский,  не  соизволил  близко  ознакомиться,  прежде  чем  писать  в  "Известиях"  о  действительном  положении  дел  на  литературном  и  театральном  фронте  в  Дагестане,  только,  на  основе  разговоров  с  отдельными  людьми,  как  Амшинский  сам  заявил  об  этом,  дал  неверную  информацию,  перевернув  факты  и  тем  самым  используя  положение  корреспондента  "Известий"  объективно  стал  лить  воду  на  мельницу  националистических  элементов  в  Дагестане.  Ничего  подобного  тем  измышлениям,  которые  написаны  в  статье  Амшинского  в  беседе  Самурского  с  писателями  не  было.  Если  бы  подобного  характера  выступления  имели  место,  то  мы,  подписавшие  это  письмо  большинство  участников  этой  беседы  дали  бы  подобного  рода  выступлениям  жесточайший  отпор,  на  вылазке  классового  врага.  (Так  и  было  сделано  с  Капиевым). 

(Замечание  Капиева  -  т.е.  если  бы  кто—либо  посмел  критиковать,  то  он  немедленно  был  бы  объявлен  врагом.)

С  тех  пор,  как  партийная  организация  в  лице  Культпропа  Дагобкома  начала  конкретно  заниматься  вопросами  литературы  и  искусства,  более  оперативно  стала  руководить  писательскими  делами,  начала  щупать  "чувствительные  места"–  проверять  идеологическую  выдержанность  произведений  отдельных  лиц,  особенно  тех,  которые  находились  в  тесной  связи  и  под влиянием  оголтелого троцкиста.  Лелевича,  произведения  которого  в  свое  время  были  изъяты  Дагобкомом,  в  общем  и  целом  с  тех  пор,  как  Культпроп  обкома,  особенно  в  связи  с  злодейским  убийством  тов.  Кирова,  повысили  еще  больше  свою  бдительность  на  литературном  фронте,  призвав  в  свою  очередь  и  нас  к  этому,  с  тех  пор  националистические,  троцкистские  элементы  начали  выражать  свое  недовольство  Культпропом  обкома  партии.  Они  стали  распространять,  что  Культпроп  против  национальной  литературы,  ибо  "он  не  разрешает  без  своего  ведома  печатать  книжки  писателей  и  поэтов  Дагестана,  регламентирует  издательскую  деятельность  ДагГИЗа,  проявляет  излишнюю  заботу  об  идеологической  выдержанности  художественных  произведений,  покровительствует  и  слишком  поддерживает  приезжающих  в  Дагестан  писателей  народностей  Союза,  в  первую  очередь  писателей  Москвы",  что  "это  он,  Культпроп,  тянет  нас  к  выучке  у  московских  писателей,  а  у  них  нам  учиться  нечему"  и  т.  д.  и  т.  п. 

(Замечание  Э.КапиеваОткуда  это  взято?)

Вот  вам  взгляды  троцкистского  последыша,  идейного  вдохновителя  националистических  элементов,  достойного  своего  учителя,  как  Лелевич –  Капиева.  Попытки  представить  дело  так,  что  Дагестанская  советская  литература  своими  успехами  за  последние  годы  обязана  Лелевичу,  а  не  партии,  проповедь  теории  самобытности  литературного  движения  в  Дагестане,  призывы  к  молодым  советским  писателям  "усвоить  крестьянский  демократический  фольклор  и  в  своей  творческой  деятельности  исходить  из  этого  фольклора,  опираться  на  нее  (Лелевич),  попытки  отгородить  китайской  стеной  литературное  движение  Дагестана  от  всесоюзной  литературы  и  ее  законного  влияния –  вот  это  характерно  для  троцкистского  последыша  Капиева,  повторяющего  за  Лелевича.  Таким  образом,  троцкистские,  националистические  элементы  в  Дагестане  в  лице  Капиева,  повторяют  тезис  Украинской  националистической  контрреволюции,  выраженный  в  свое  время  известным  буржуазным  националистом  Хвыля,  что  "у  Москвы  учиться  нечему",  противопоставляет  дагестанских  писателей  русским  писателям,  открыто  заявляя,  что  "нам  писатели-гастролеры,  чем  мы  хуже  их  и  чему  они  могут  учить  нас".  Вот  почему  мы  считаем,  что  Амшинский  своей  ложной  информацией  через  «Известия»  по–существу  стал  трубодуром  троцкистских,  националистических  элементов  в  Дагестане. 
Тысячу  раз  прав  наш  любимый  вождь  тов.  Сталин,  всегда  призывающий  нас  к  постоянной  классовой  бдительности,  но,  к  сожалению,  мы,  писатели,  партийные  и  беспартийные  большевики,  оказались  в  этом  отношении  не  на  той  высоте  классовой  бдительности,  которую  требует  с  нас  наша  партия,  наш  Сталин,  в  результате  чего  проглядели  такой  крупный  факт,  что  у  руководства  Союза  писателей  находился,  как  это  теперь,  в  связи  с  глубокой  проверкой  выяснилось,  ответственным  секретарем  такой  тип  как,  Капиев  Эффенди,  троцкист,  сын  торговца,  племянник  белоэмигрантов,  находящихся  в  Турции,  третий  дядя  которого  расстрелян  органами  НКВД  за  попытки  организации  диверсионных  актов.  Оказавшись на  время  у  руля  правления  Союза  писателей,  сначала  с  отъявленным  троцкистом  Лелевичем,  Капиев  исподтишка  и  тонко  вершил  свои  дела,  систематически  душил  малейшее  проявление  самокритики,  сознательно  игнорировал  работу  с  начинающими  писателями,  скрывал  рукописи  и  критические  статьи  авторов,  направленные  на  разоблачение  политики  жуликов  от  литературы,  одновременно  популяризуя  в  печати  и  даже  в  учебных  литературных  хрестоматиях  и  антологии  Дагестана  певцов  Дагестанской  горской  контрреволюции  (Чаринов,  Муркелинский  Ю,  полицейский  Гузунов,  сына  помещика  и  убийца  активного  комсомольца  Аджаматова  Аткай  и  др.  ),  одновременно  в  своих  статьях  обрушиваясь  на  писателей–  коммунистов.

( Замечание  Э.Капиева  -  Все  ложь,  кроме  того,  что  дядя  действительно  был  расстрелян  в  1925  году.  Этого  "троеродного"  дядю  не  только  Капиев,  которому  в  то  время  было  13  лет,  но  и  его  отец  не  видел  лет  20!          
Ю.Муркелинский  и  Т.Гузунов  -  это  замечательные  поэты  прошлого.  Их  наследство  мы  должны  изучать  и  печатать.)

Только  этим  можно  объяснить,  что  руководство  Союза  писателей  (Капиев,  Аткай)  за  все  время  своего  "господства"  у  руля  литературного  фронта  в  Дагестане  не  обращали  никакого  внимания  на  работу  с  начинающими  писателями,  имеющие  особенно  для  Дагестана  большое  значение,  несмотря  на  серьезные  указания  по  этому  поводу  Максима  Горького  и  первого  Всесоюзного  и  Дагестанского  съездов  писателей.  Только  этим  можно  объяснить,  что  они  не  приняли  со  своей  стороны  никаких  мер  для  реализации:
Решения  Дагобкома  партии  от  19  ноября  1934  года  об  издании  на  языках  дагестанских  народностей  классиков  и  со  ветских  писателей  других  народов  СССР;
Об  издании  трудов  народных  поэтов  Дагестана  Стальского  и  др.  (решение  от  13  января  1935  года). 

(Замечание  Э.  Капиева  -  О  том,  что  всячески  задирается  работа  ССП––  об  этом  как  раз  и  шла  речь!  )

Думаем,  что  сказанное  выше  достаточно  показывает  лицо  агентов  классовых  врагов  на  литературном  и  вообще  на  фронте  культурного  строительства  в  Дагестане.  Думаем,  что  из  сказанного  ясно,  что  корреспонденция  Амшинского  "Разговор  по  душам"  является  измышлением  автора  клеветой  его  Дагестанских  советских  писателей.  Вместо  большевистской  критики  имеющихся  больших  недостатков  на  фронте  литературы  и  искусства  народов  Дагестана,  Амшинский  наклеветал  на  руководителя  Культпропа  Дагобкома  тов.  Шовкринского. 
Клеветнический  характер  статьи  Амшинского  доказывает  его  выпад  против  Культпропа  обкома,  который,  якобы,  «запретил  Союзу  писателей  участвовать  в  похоронах  Фатахова,  печатать  некролог  о  нем"  (Амшинский.)  Наши  товарищи,  Гаджибеков  и  Дин -Магомаев  были  по  этому  вопросу  в  Культпропе  обкома,  где  тов.  Шовкринским  было  предложено  похоронить  Фатахова  в  обычном  порядке.  Мы  считали  это  правильным  и  хоронить  Фатахова  с  помпой  ненужным,  т.  к.  мы  сами  исключали  его  из  Союза  писателей  за  полное  разложение,  за  систематическое  избиение  жены  и  издевательства  над  нею,  за  тесную  связь  с  отцом,  который  вернулся  из  ссылки,  куда  он  был  сослан,  как  контрреволюционный  элемент.  Спрашивается,  почему  мы  после  этого  должны  были  дать  особые  почести  Фатахову. 

(Замечание  Э.  Капиева  -  Ложь!

Спрашивается,  откуда  этот  выпад  и  клевета  со  стороны  Амшинского.  Корреспонденция  "Разговор  по  душам"  является  плодом  слепого  доверия  троцкистским,  националистическим  элементам,  которые  умышленно  извратив  факты,  дали  ложную  информацию  Амшинскому.  Мы  категорически  протестуем  против  того,  что  Амшинский  выдал  взгляды  троцкистских  последышей  за  единодушное  мнение  дагестанских  писателей. 

(Замечание  Э.  Капиева  -  т.  е.  дали  информацию  о  том,  что  на  литературном  фронте  Дагестана  и  в  политике  Дагобкома  есть  что-то  неладное,  но  все  в  порядке,  как  это  пытаются  всякой  с  правдой  и  неправдой  доказать  не  в  меру  встревожившиеся  автора  письма.)

Мы,  писатели,  партийные  и  беспартийные  большевики  обязаны  по– большевистски  отметить  на  большие  недостатки,  которые  имеют  место  в  нашей  работе.  Еще  не  созданы  полностью  все  условия  для  более  плодотворной  работы.  Мы  до  сих  пор  не  имеем  Дома  писателей,  хотя  средства,  проектированные  на  строительсто  Дома  национальных  культур  и  искусства  Дагестана  по  просьбе  Дагобкома,  Совнаркомом  Союза  в  ознаменование  15–ти  летия  объявления  тов.  Сталиным  автономии  Дагестана,  отпущены.  В  нашей  писатель-ской  среде  совершенно  недостаточна  большевистская  критика.  Целый  ряд  произведений,  имеющих  очень  много  недостатков,  в  которых  очень  тонко  протаскивается  националистический,  контрреволюционный,  троцкистский  хлам,  не  получили  еще  с  нашей  стороны  должной  марксистско-ленинской  критики  и  разоблачения  (Дагестанская  антология  Капиев,  Лелевич:  "На  путях  изучения  дагестанских  литератур"  и  др.  ).  К  сожалению,  мы  должны  отметить,  что  наша,  хотя  и  очень  недостаточная  критика,  находила  себе  место  в  национальной  печати  ("Ленин  Елу","Большевик  Гор"),  а  "Дагправда",  в  литературном  отделе  которой  орудовав,  как  впоследствии  выяснилось,  троцкистский  последыш  Капиев  и  покровительствовавший  ему  Филимонов  (бывш.  зам.  редактора),  не  считали  нужным  представлять  странице  "Дагестанской  правды"  для  раз-вертывания  марксистско-ленинской  критики  на  литературном  фронте  (критические  статьи  Аурбиева,  Султанова  К.  и  др.  ).

(Замечание  Э.  Капиева  -  Что  за  только  критика?  Это  пушка.) 

Ввиду  того,  что  редакция  газеты  "Известия"  предоставила  место  на  своих  страницах  грубо  клеветнической  корреспонденции  Амшинского  без  предварительной  проверки,  мы  писатели  и  поэты  Дагестана  вынуждены  обратиться  в  Центральный  орган  нашей  партии  в  газету  "Правда",  которая  неоднократно  отмечала  наши  большие  недостатки,  указывала  на  успехи  и  помогла  нам  в  нашей  работе,  с  просьбой  довести  до  сведения  партийной  и  советской  общественности  на  наше  глубокое  воз  мущение  помещением  на  страницах  авторитетной  правительственной  газеты  подобного  рода  корреспонденции.  (Замечание  Э.  Капиева  -  Хорошо  бы  было  если  бы  "Правда"  опубликовала  письмо  Ввести  в  заблудение  ЦО  партии  и  ЦК  ВКП(б)!  К  счастью,  "Правда"  на  то  "Правда",  что  на  расстоянии  чует  фальшь.)
Заверяем  ЦК  нашей  партии  и  редакцию  "Правды",  что  писатели  и  поэты  Дагестана,  преодолев  имеющиеся  большие  недостатки  на  литературном  фронте,  еще  больше  повысив  большевистскую  бдительность  и  развернув  самокритику  не  взирая  на  лица–  это  острое  и  неотразимое  орудие  разгрома  всех  наших  врагов–  будем  продвигаться  вперед,  как  один  из  отрядов  Всесоюзной  советской  литературы,  создадим  такие  произведения,  которые  отражали  бы  всю  величественность  героики  социалистической  стройки,  происходящие  в  Союзе,  особенно  в  стране  бывшей  царской  колонии,  каким  является  Дагестан,  отразим  как  можно  полнее  борьбу  трудящихся  за  построение  бесклассового  социалистического  общества. 

Подписи: 

2.         Р. Нуров
3.         Г. Гаджибеков
4.         Н. Ханмурзаев
5.         Мансуров
6.         З. Эфендиев
7.         Гадис  Гаджиев 
8.         Ю. Гереев
9.         И. Х. Курбан–Алиев
10.       Хизри  Сулейманов
11.       Р. Дин–Магомаев
12.       Аурбиев
13.       Б. Мустафаев 
14.       И. Закарьяев
15.       Г. Цадаса

 

ЦГА  РД.  ф.  1  -п.  Оп.  80.  Д.  2180.  Л.  260-264.  Копия. 

 

 

На титульную страницу >>>

На главную страницу >>>

 

 

Цитата месяца: "Целые народы ненавидят уроды" М. Бабаханов